публичный образовательный интернет-портал

Русское и советское палладианство

227 11/08/2021
Палладианский стиль, советский образец. Городская баня в Свердловске (Екатеринбурге)
Вилла Капра (Ротонда)
Вилла Капра (Ротонда)

Во всём виноват Колумб (в который раз)

Архитектор Андреа Палладио (1508 — 1580) – единственный архитектор, имя которого дало название стилю, «палладианству». И по заслугам. Его труды оказали сильнейшее влияние на современную архитектуру. Во многом благодаря Палладио определились представления о том, что такое красивый дом, а это, в конечном счёте, определило вектор развития градостроительства на несколько сотен лет.

Если быть точным, на пятьсот лет. Потому что началось всё 500 лет назад и началось несколько неожиданно. Колумб открыл Новый Свет. Сам Колумб чистосердечно считал, что он добрался до Индии, а может быть, до Китая, ну, в крайнем случае, до Японии. Через некоторое время те мореплаватели, у которых карты были поточнее, поняли, что перед ними – новый материк.

Нам не дано предугадать, как наше дело отзовётся. Вот и Колумбу присниться бы не могло, что его открытие изменит целый мир. Впрочем, если бы он, уроженец Генуи, знал, что более всего от этого открытия пострадает главный торговый конкурент Генуи, Венеция, он бы, возможно, победительно улыбнулся. Умыли-таки наши ваших!

Вилла Корнаро
Вилла Корнаро

Действительно, оказалось, что открытие нового континента, стало началом конца могущества владычицы Средиземного моря, как справедливо называли Венецию. Из Америки в Европу хлынули золото и другие богатства. Ими торговала Испания. А доходы Венецианской республики от монопольной торговли с Востоком существенно уменьшились.

И почти сразу же произошёл второй удар. Португальские моряки, наконец, открыли путь вокруг Африки в Индию и на острова пряностей. Богатства Азии хлынули на европейские рынки через посредство Португалии.

В 1499 году, когда эта новость дошла до Венеции, в городе началась череда крупных банкротств, знаменующих собой кризис традиционной венецианской экономики. Впрочем, у любого кризиса есть две стороны. Венецианцы начали искать новые ресурсы, и нашли их. В городе стало расцветать промышленное производство. Венеция начала продавать Европе стекло и зеркала, шёлковые ткани и кружева, доспехи и выделанные кожи. В городе стали производить лучшие музыкальные инструменты. И да, Венеция сделалась столицей книгопечатания. В середине 16-го века здесь работало более сотни издательских домов. Среди них знаменитое издательство Альдуса Мануция.

Пашков дом в Москве. Образец палладианской архитектуры в России
Пашков дом в Москве. Образец палладианской архитектуры в России

Твёрдая земля – твёрдые доходы

Несколько отойдя от дел морских, венецианцы обратили своё внимание на дела земные. В своё время могущественная купеческая республика захватила значительные территории на суше, прилегающей к Лагуне. С 1517 года вся Северо-Восточная Италия вплоть до границы с герцогством Миланским принадлежала Венеции. Здесь, на твёрдой земле («terra ferma», как называли её венецианцы) появились сельскохозяйственные угодья венецианской знати, которые стали называть виллами, подобно таким же поместьям, существовавшим в Древнем Риме.

Так появились будущие заказчики Палладио, венецианские купцы, ставшие венецианскими помещиками.  Да и Палладио как раз к тому моменту стал известным архитектором, готовым выполнить все пожелания клиентов, представив их миру в самом стройном и красивом виде.

Палладио и палладианство

Палладио – это псевдоним, намекающий на древнегреческую богиню мудрости Афину Палладу. Этот необычный псевдоним взял себе юный каменотёс, уроженец Падуи Андреа Ди Пьетро делла Гондола по совету своего покровителя, аристократа, поэта и драматурга Джанджорджо Триссино. На деньги Триссино Андреа съездил изучать классическую античную архитектуру в Рим. Триссино же стал первым заказчиком молодого архитектора.

Бабушкин сад. Художник В. Д. Поленов.
Бабушкин сад. Художник В. Д. Поленов.

Архитектура венецианской виллы, построенной на твёрдой земле существенным образом отличалась от архитектуры венецианских дворцов, построенных на сваях посредине Лагуны, и вследствие этого тесных по определению. А Палладио выложил перед заказчиками проекты, в основу которых были положены конструкции античных храмов: колоннады, портики и широкие лестницы. Античные пропорции делали строения красивыми и устойчивыми. «Раскидистость» зданий Палладио обеспечивала их бóльшую просторность и лучшую освещённость. Поэтому деревенские дворцы Палладио представляли правильное сочетание практической целесообразности и безусловной красоты.

При этом сам Палладио не скрывал, что палладианство копирует античные образцы, но не методы строительства. Здания строили из удобного и дешёвого кирпича, а всякие колонны и портики были только имитацией. Но, самое главное, имитация получалась красивая!

Красота псевдоантичных творений Палладио очаровала не только венецианскую знать. Копии венецианских вилл появились в начале 17-го века по всей Европе. По образцам Палладио строили и деревенские усадьбы, и правительственные учреждения. Достаточно вспомнить, что в этом стиле построен Белый дом в Вашингтоне. Фасад с портиком стал символом величия и красоты, колонны – метафорой силы и властности. Это и было начало палладианства.

Баня на Первомайской в Свердловске была покрашена в вызывающие цвета
Баня на Первомайской в Свердловске была покрашена в вызывающие цвета.

Широкие окна под северным солнцем

Россия совсем не чужалась европейского влияния. И вот в царствование Екатерины II Санкт-Петербург и Москву захватил палладианский стиль, который сейчас называют ещё неоклассицизмом. В столице в этом стиле возвели здание Академии художеств и Смольный институт. Вообще в конце 18-го века весь Петербург был палладианским. Невский проспект, благодаря домам, выстроившимся вдоль него, напоминал длинную колоннаду.

Москва же после пожара 1812 года отстраивалась городскими дворянскими усадьбами (вроде усадьбы Хитровóнеподалёку от которой возник потом Хитров рынок). Усадьбы строили по палладианским чертежам.  В неоклассическом стиле были построены Шереметьевская больница на Сухаревской площади (сейчас в этом здании институт Склифосовского) и роскошный Пашков дом напротив Кремля.

В это же время и в том же стиле в российской провинции начали строить усадьбы помещиков. И скромное пушкинское Михайловское, и роскошное юсуповское Архангельское – все они были срисованы у Палладио.

Баня на Первомайской в Екатеринбурге. Современный вид
Баня на Первомайской в Екатеринбурге. Современный вид

И колонны с фронтонами прекрасно вписались в русский пейзаж, став едва ли не символом провинциальной дворянской России. Уютным таким символом.

Светлое палладианское будущее

Не мудрено, что народные комиссары, захватив власть, множество старых усадеб реквизировали для собственного отдыха. И, отдыхая там, не теоретически, а практически поняли, какими должны быть настоящие дачи. Большими и удобными! Палладианскими!

Когда к концу 1920-х годов советская власть закончила эксперименты с конструктивизмом, товарищ Сталин решил, что советские люди должны жить в красивых и величественных домах палладианского стиля. Среди советских архитекторов старшего поколения было немало искренних и горячих поклонников этого стиля, которых подташнивало от конструктивистских сараев и ангаров. Колонны и портики, завещанные великим итальянцем, стали частью всех типовых советских проектов. На древнегреческие храмы стали походить не только жилые здания и государственные учреждения, но дворцы культуры, кинотеатры и даже бани.

В городе Свердловске, который нынче Екатеринбург, была знаменитая баня на улице Первомайской 71, про которую свердловчане шутили: «У нас баня, как театр, а театр, как баня». Это полностью совпадало с реальностью. Драматический театр в Свердловске выглядел непритязательно.

Дворец культуры Огнеупорщиков (Богданович, Свердловская область)
Дворец культуры Огнеупорщиков (Богданович, Свердловская область)

Ироническое совпадение состоит в том, что архитектор Петр Иванович Лантратов (1908–2000), проектировавший пресловутую баню, был ещё и театральным художником, то есть в театре тоже разбирался. А как архитектор он спроектировал много зданий в Свердловске и в области. Баню строили 6 лет, с 1945 по 1951 год. Естественно, проект был типовой. Говорят, что архитектор специально количество колонн на фронтоне сделал неканоническим. Вместо положенных четырёх их стало три. Якобы для того, чтобы подчеркнуть коллегам: это всего-навсего баня. Может быть для этого в советские времена баню окрашивали в совершенно идиотские чёрно-красные цвета. Сейчас здание бывших советских терм перекрасили, но свою функцию бани сохранили. Здесь моются.

А сколько было в советской стране Дворцов культуры, которые едва ли не один-в-один повторяли то или иное творение великого итальянца! Во-первых, это выглядело богато-красиво, а во-вторых, в отличие от бани в Свердловске, было в высшей степени функционально. Где и поплясать-то, как не в большом и высоком зале с колоннами во Дворце культуры, скажем, огнеупорщиков.

И да, действие «Карнавальной ночи», первого кинофильма «оттепели», разыгрывалось под сводами обычного советского дворца культуры со всеми его интерьерами, прибамбасами и украшениями, задуманными великим Палладио за четыре сотни лет до того момента, когда советским Труффальдинам и Коломбинам впервые было позволено назвать дураком начальника, пусть и не самого большого.


Text.ru - 100.00%