публичный образовательный интернет-портал

Доберман Треф – чемпион российского сыска. Часть 3. Куда же без политики?

23/04/2021
Тэги: #собаки
Доберман – красивая собака
Доберман Треф. Полицейская и сторожевая собака
Доберман Треф. Полицейская и сторожевая собака

В самом деле, если уж говорить о расследовании преступлений в России в начале 20-го века (именно тогда проявил себя полицейский пёс-доберман по кличке Туз и его проводник Владимир Дмитриев), без политики не обойтись. Потому что именно в те годы к стандартным, можно сказать, преступлениям, раскрытием которых полицейские занимались всегда, добавились преступления новые, с идейным обоснованием. Партия социалистов-революционеров, запустившая машину антиправительственного террора, не смогла, да и не хотела контролировать её. На местах, в провинции, появились летучие боевые группы, более похожие на банды, чем на отряды свободы. Как полагается, в таких закрытых и никому не подконтрольных группах начался отрицательный отбор. Отдельные юные, а потому самоотверженные и неопытные герои быстро попадались жандармам и уходили в Сибирь или на виселицу. Те же кто оставались, всё меньше думали о великих принципах, которые не получалось реализовать красиво и громко в каком-нибудь заскорузлом Брянске. Между тем, оружие имелось, деньги, как всегда, были нужны. При таком раскладе самым лёгким способом разбогатеть был вооружённый грабёж, а по-научному говоря, экспроприация. В сухом остатке получалась лихая банда. За сто лет мало что изменилось, и «борцы  за свободу» при ближайшем рассмотрении чаще всего оказываются вооружёнными бандитами, спаянными совсем не светлыми идеями и не товарищеской солидарностью.

Экспроприация экспроприаторов

Впрочем, вернёмся в 1911 год, когда по запросу жандармского управления московский полицейский Дмитриев и его собака доберман Треф отправились в уже упомянутый город Брянск. Город этот, хоть и находился недалеко от Москвы, традиционно считался довольно глухой провинцией. Даже название города происходит от слова «дебри». Когда-то он назывался Дебрянском.

Брянские жандармы подозревали одного из местных жителей, хозяина бондарной мастерской, фамилия которого была Малива, в террористической деятельности. Но проведенный у Маливы обыск результатов не дал. Тогда брянские жандармы обратились за помощью к московскому полицмейстеру. Слава о подвигах московской ищейки дошла, благодаря газетам, и до Брянска-Дебрянска.

Прибыв на место, собака и её хозяин смогли раскрыть дело за несколько часов. Всё шло, как положено. Доберман, обнюхав подозреваемых, рванулся в огород, ткнулся носом в землю в одном месте и начал её разрывать лапами. Что скрывалось там? Полицейские раскопали бочонок, в котором хранилась взрывчатка и детали самодельных бомб. В этой же яме, были спрятаны два паспорта, один на имя Купченко, а второй – на имя Шестовой.

Следствие выяснило, что Купченко, был матросом, который сбежал во Владивостоке с военного корабля. Девичья фамилия его супруги была Шестова. Через некоторое время супруги познакомились ещё с одним матросом-дезертиром, Филипповым. Образовалась небольшая, но сплочённая банда, успешно действовавшая в окрестностях Владивостока.

Дальний Восток, конечно, был «краем нашенским», но вскоре эти трое переместились в центральную Россию.

Рыбак рыбака видит издалека. Поселившись в Брянске, троица сошлась с местными анархистами из летучего отряда террористов. Брянск тогда был уездным центром Орловской губернии, и летучий отряд занимался экспроприациями в соседних уездах Орловской и Калужской губерний. По сведениям местной полиции, за анархистами числилось множество ограблений и даже 11 убийств. Жандармы прижали Купченко, пригрозив смертной казнью, которая полагалась за терроризм. Тот, спасаясь от виселицы, сдал полиции всех подельщиков, в том числе, и главаря банды.

Маленькая Лениниана Трефа.

Памятник Ленину в Пор-Луи, Маврикий
Памятник Ленину в Пор-Луи, Маврикий

После февральской революции Владимир Дмитриев и его верный Треф остались служить в полиции, на этот раз новой власти, Временному правительству. В июле 1917 года неразлучную пару вызвали в Петроград. 4 июля 1917 года здесь произошла демонстрация под антиправительственными лозунгами, которая фактически была попыткой антиправительственного переворота. Однако, демонстрация была расстреляна. Правительство объявило большевиков виновниками происшедшего кровопролития. В газетах появились статьи о том, что Ленин – германский шпион. Хотя никаких серьёзных доказательств обвинения приведено не было, Ленин и Зиновьев бежали из Петрограда и скрывались в шалаше на станции Разлив неподалёку от Сестрорецка.

Дмитриева и Трефа включили в группу контрразведчиков, занятых поиском Ленина. Хотя история не знает сослагательного наклонения, но ясно, что, если бы Треф смог привести свою группу к небольшому шалашу на берегу Финского залива, история и России, и мира повернулась бы по-другому. Как тут не вспомнить небольшой рассказик Виктора Пелевина «Хрустальный мир» на сходную тему! Пересказывать этот рассказ здесь смысла не имеет, но посоветовать его прочесть – необходимо.

Во второй раз наши «сыскари» пересеклись с Лениным в 1919 году. Дмитриев и Треф служили тогда уже не в полиции, а в Московской милиции. 19 января 1919 года в Сокольниках бандиты напали на Ленина и «отжали» автомобиль Delaunay-Belleville, на котором он с сестрой ехал в дом отдыха к Н. К. Крупской. Дмитриев и Треф тут же подключились к поискам, и вскоре и автомобиль, и бандиты были найдены.

Конец карьеры

Известно, что Советская власть довольно охотно пользовалась услугами «старорежимных» специалистов. Дмитриев к тому времени был уже опытным кинологом. А на счету добермана Трефа было более 1500 пойманных преступников. Естественно, что для новой власти оба были ценными кадрами. А «кадры решают всё», как резонно заметил один революционер. В годы беспримерного разгула преступности новые власти относились к Дмитриеву вполне лояльно, хотя и не без подозрений.

Подозрения были вполне оправданы. Владимир Дмитриев за 8 лет службы в царской полиции получил не только бесценный опыт кинолога, но также нажил значительный капитал. Дело в том, что в царское время он получал вознаграждение в размере 10% от найденных ценностей. К 1917 году это вознаграждение составило немаленькую сумму в 800 тысяч рублей. Естественно, что большевики предъявили Дмитриеву обвинения в том, что он буржуй, как только необходимость в его услугах стала менее настоятельной. И, похоже, что в начале 1920-х годов Дмитриев попал на Лубянку, где его и расстреляли. Что произошло с Трефом, неизвестно. Вполне возможно, прикончили вслед за хозяином, как бесполезное животное. Ведь доберман был предан прежнему хозяину, и вряд ли сработался бы с кем-нибудь другим. Тем более, что милицейское начальство решило: доберманы – собаки слишком нежные. Как результат в качестве поисковых собак стали использовать овчарок.


Text.ru - 100.00%