публичный образовательный интернет-портал

Город Чапаевск. Дважды переименованный

272 24/11/2021
Храм Сергия Радонежского в Чапаевске
Владимир Порфирьевич Иващенко
Владимир Порфирьевич Иващенко

Даже гриб просто так не вырастает, тем более город. Вот и город, о котором будет рассказ, вырос на левом берегу Волги тоже не просто так, а по необходимости.

Необходимость была военно-техническая. Русско-японская война 1904–1905 годов показала, что японские пушки били по противнику гораздо эффективнее, чем русские. Дело было в том, что японцы использовали фугасные снаряды, начинённые более мощной взрывчаткой, «шимозой» или пикриновой кислотой. Российской армии потребовались новые взрывчатые вещества. Оптимальной взрывчаткой оказался тринитротолуол или тротил.

Завод по производству тротила решили организовать в глубине России, в Самарской губернии. Но в большом городе устраивать опасное производство было не целесообразно, и его вынесли в район железнодорожной станции Томылово, что находится приблизительно в 50 километрах к югу от Самары. 27 мая 1910 года здесь произошла торжественная закладка нового завода. Строительство закончили за полтора года, и 15 сентября 1911 года завод открыл представитель царской семьи, великий князь Сергей Михайлович, бывший шефом российской артиллерии. В его честь Самарский пороховой завод назвали Сергиевским. Завод достиг проектной мощности 26 июня 1914 года, перед самым началом Первой мировой войны. Ну, так дорога ложка к обеду!

Начальником строительства завода, а после – его руководителем был генерал-майор артиллерист Владимир Порфирьевич Иващенко (1857 – после 1915). Иващенко имел богатый опыт работы на крупных российских пороховых заводах, в Шостке Харьковской губернии и на Охтинском заводе в Петербурге.

В новом посёлке, рядом с заводом жили все, кто здесь же и работал. Сейчас это называют моногородом.  В. П. Иващенко не только наладил работу предприятия, но и озаботился устройством быта рабочих. В посёлке имелось всё необходимое для жизни: крепкие дома на благоустроенных озеленённых улицах, система водоснабжения и канализации, поликлиника и госпиталь, библиотека, и даже клуб с театральным залом. Да-да, в посёлке имелся театр, по случаю чего одна из улиц была названа Театральной.

Посёлок при заводе был невелик, поэтому Иващенко также исполнял обязанности командира местного гарнизона и коменданта. Воистину, царь, бог и воинский начальник. Не удивительно, что имя генерала укоренилось здесь без какого-либо указания свыше. Сам посёлок стали называть Владимирским, а возникший рядом железнодорожный разъезд – Иващенково.

Лев Давидович Троцкий
Лев Давидович Троцкий

Один из важных компонентов для производства тротила – серная кислота. По этой причине в 1911 году Военное министерство Российской империи объявило тендер на поставку серной кислоты. Конкурс выиграла компания П. К. Ушакова. И – зачем далеко ездить – в мае 1912 года возле Сергиевского завода построили завод по производству серной кислоты. Этот завод стал базой для последующего производства боевых отравляющих веществ, хлора, а чуть позже – фосгена.

Еще немного о «соцкультбыте». Уже после начала войны в Иващенково из Самары приехал городской архитектор Дмитрий Александрович Вернер (1873-192?). Из-за своего немецкого происхождения он не мог оставаться на государственной службе в большом городе, а в Иващенково ему оказались рады. Вернер начал строительство городского храма Сергия Радонежского, красивой и богато декорированной церкви, которая дожила до наших дней и сейчас является главной достопримечательностью города.

Удивительно, что церковь эта была построена и освящена в 1918 году, можно сказать, на первом году советской власти. Которая, к слову, утвердилась в здешних краях не быстро и не просто. В 1918 году Иващенково ненадолго захватил чехословацкий корпус, и завод вместе с посёлком сильно пострадали от боев.

Василий Иванович Чапаев. Колоризованое фото
Василий Иванович Чапаев. Колоризованое фото

Потом Самару и Самарскую губернию отбили красные. В 1918 году, поселок переименовали, и назвали Троцком в честь тогдашнего наркома военных дел и председателя Реввоенсовета Л. Д. Троцкого. Впрочем, на жизни посёлка и работе завода это никак не отразилось. Взрывчатка нужна любой власти.

Уже в советское время сюда, на бывший химический завод купца Ушакова, приехали гости из Германии и здесь начали производство отравляющих веществ. Фосген, иприт, люизит – целый смертоносный букет. Дело в том, что Германии по Версальскому договору было запрещено производить химическое оружие. Вот Советская Россия и предоставила немецким военным химикам территорию и производственные мощности, не забывая, конечно, и о себе. Именно из-за этого специфичного производства в городе начались экологические проблемы, которые чем дальше, тем вырастали всё больше и больше. Химические производства традиционно загрязняли почву, воздух и воду своими отходами, а уж о производстве удушающих и убивающих веществ и говорить нечего. Тем более, что и германские технологии были не совсем эффективными. Например, иприт просачивался и в почву, и в местную речку Чапаевку, до конца отравив её.

Речка Чапаевка до революции называлась Мóчей (с ударением на первом слоге). Обычное название для речек в тех степных краях. Речка и после революции не меняла название вплоть до 1929 года. В 1929 году товарищ Троцкий, в честь которого был назван город, оказался внезапно врагом народа. По этому случаю город переименовали, и назвали именем покойного, а потому и верного красного комдива Чапаева. Заодно и Мóча стала Чапаевкой, что, впрочем, совсем не способствовало её очищению.

Городок же, во второй раз поменяв название, продолжал развиваться и расти, что свидетельствовало не только об успехах великого плана индустриализации товарища Сталина, но и об укреплении обороноспособности советской страны. Общая площадь заводов в Чапаевске превысила площадь городских территорий.

Флагманом местной промышленности оставался бывший Сергиевский завод, который в советское время скрывался под боевой кличкой «завод №15». Во время Отечественной войны «пятнадцатому» досталось по полной. Он почти что в одиночку снабжал боеприпасами армию. Пятая часть авиабомб и треть артиллерийских снарядов и весть боезапас корабельной артиллерии собирались и начинялись тротилом в Чапаевске. А ведь ещё работал на полную мощность и завод №105, производивший весь ассортимент боевых отравляющих веществ. Иприт в снаряды разливали из чайника! Работа на износ приводила к трагедиям. От взрывов и аварий в годы войны в тыловом Чапаевске погибли 124 человека.

Чапаевск. Дворец пионеров размещался в бывшей церкви Сергия Радонежского
Чапаевск. Дворец пионеров размещался в бывшей церкви Сергия Радонежского

За послевоенные годы население города достигло почти 100 тысяч человек. Производство расширялось. Люди, работавшие на военных заводах в советское время, утешали себя тем, что их работа нужна для защиты Родины. Да и зарплаты у тех, кто работал на войну казались довольно крупными по меркам того времени. Опять же, на пенсию выходили раньше. Да только до той пенсии ещё и дожить надо было, живя на отравленной земле у отравленной реки и дыша совсем не чистым воздухом!

В 1987 году Советский Союз заявил об отказе от производства боевых отравляющих веществ. Местом уничтожения накопившихся за долгие годы смертоносных боеприпасов было решено сделать несчастный Чапаевск. Соответствующее производство построили в 12 километрах от города, что никого из горожан не обрадовало. Ещё меньше людей радовало закрытие нескольких крупных градообразующих предприятий. Многие горожане вдруг стали безработными или полубезработными. Для моногорода – обычное явление. Жители города начали искать работу в Самаре и в соседнем Новокуйбышевске. Но, главное, население Чапаевска уменьшилось почти на треть. Уезжали в первую очередь молодые люди. Число покинувших город, вероятно, было бы больше, но уж больно низки здесь цены на недвижимость. Продав жильё в Чапаевске, невозможно купить что-либо в тех городах, где предлагается работа.

Впрочем, нет худа без добра. И до революции, и в советское время Чапаевск был городом, так сказать, полузакрытым. Пропуск сюда заказывать не требовалось, но и приезжали в город исключительно по делам и по рабочим вопросам. На что здесь, в отравленной провинции, смотреть? Не на заводские же заборы?

А вот сейчас, как оказалось, Чапаевску есть, что показать туристам. В центре города восстановили ту самую церковь Сергия Радонежского, которую в 1914 – 1918 годах построил Дмитрий Александрович Вернер.

Церковь при советской власти выжила и сохранилась настолько, что сейчас, после реставрации, радует глаз. Это может показаться странным, но службы в церкви шли вплоть до 1926 года. А потом храм закрыли, а здание начали использовать для целей явно не святых, но, как казалось начальству, всё же духоподъёмных. Внутри церкви организовали тир. Иконостас, продырявленный пулями – интересный экспонатик. Тут же молодёжь тренировалась во всяких воинских и осоавиахимовских искусствах. Хочется верить, что здешние юноши и девушки одевали противогаз быстро и правильно. Жизнь рядом с химическим заводом №105 научит этому ценному навыку лучше всякого инструктора.

Храм Сергия Радонежского в Чапаевске. Здесь был вход во Дворец пионеров. 
То же крыльцо в наше время. Церковь Сергия Радонежского в Чапаевске всё ещё восстанавливают

Во время войны на месте разрушенной колокольни поставили зенитки: немецкие самолёты сюда долететь могли и долетали. Вплоть до 1950-х годов бывшая церковь служила складом. Сначала в ней хранили снаряды, а после – картошку, капусту и морковку.

В 1950-е годы здание серьёзно перестроили, и, под пенье горнов и грохот барабанов, здесь открыли городской Дом пионеров. С 1990-х годов здание передали церкви и начали реставрировать, но реставрация идёт медленно. Хотя даже сейчас церковь производит впечатление. Она выполнена в стиле русского модерна, что роднит её с такими широко известными сооружениями, как старое здание Третьяковской галереи, а также Казанский и Ярославский вокзалы в Москве. Изразцы, роспись! Получилось красиво, да так, что можно долго любоваться.

Час езды на электричке от большого города Самары – совсем немного, для того, чтобы полюбоваться истинным шедевром, запрятанным в глубине русской провинции, неподалёку от динамитного завода. Но Чапаевск преподносит ещё один сюрприз любителям архитектуры. Здесь неплохо сохранились дома и общественные здания, возведённые в течение всего двадцатого века. Осмотрев церковь, классическим русским модерном полюбовались? Прекрасно! А теперь стоит прогуляться по улицам и отыскать ещё дореволюционные постройки, приземистые дома из красного кирпича, иногда окружённые садом. В начале 20-го века при застройке заводских посёлков был моден стиль «город-сад»: просторный дом на земле среди деревьев и цветов. 

Следующий этап в развитии города уже советский. В 1923 году, как уже говорилось, Германия и Советская Россия подружились на основе боевой химии. Для совместных работ было организовано советско-германское общество «Берсол», которое обосновалось в посёлке, который тогда ещё назывался Троцком. Соответственно, в районе химического завода появился жилой район с таким названием.

Здесь находится образец советского конструктивизма единственный в Самарской области дом-коммуна. Такую форму общежития опробывали в 1920-е годы. Как предполагалось, коммунары, вступая в жилую коммуну, должны были отказаться от всякого барахла: мебели и предметов быта. Коллективное житьё должно было способствовать правильному воспитанию детей.

Чапаевск. Единственный в Самарской области дом-коммуна, памятник архитектуры 1920-х годов
Чапаевск. Единственный в Самарской области дом-коммуна, памятник архитектуры 1920-х годов

Для того чтобы развить в людях коллективизм, проектом предусматривались на одну-две семьи общие умывальники, ватерклозеты и кухни, в которых были плитки для разогрева пищи, доставлявшейся из фабрик-кухонь в термосах. Стирка и банно-прачечные процедуры должны были осуществляться в прачечных и банях, входивших в состав жилого комплекса. Совместное, общее житьё должно было освободить людей от всего частного и мелкого. 

Избавиться от частного и мелкого не получилось. Жилые ячейки, как это тогда называлось, были тесноваты и более походили на соты, жильё пчёл трудовых. По всем четырём этажам проходили сквозные общие коридоры. Общие кухни и туалеты размещались около лестниц. Ясно, что довольно скоро идея об общем житье увяла, и коммуна превратилась в обычную общагу для 600 несемейных человек, не слишком уютную. При этом такое жильё проживающего от забот совсем не освобождало, а только нагружало новыми проблемами.  

В 2000 году жильцов дома-коммуны расселили, а здание оказалось заброшенным. Снести этот памятник архитектуры, к счастью, не захотели или не смогли, и начали реставрацию. Что здесь будет после реставрации, не трудно сообразить: всё те же малосемейные квартиры. Но полюбоваться на самарский конструктивизм, проходя по улице Орджоникидзе, стòит.  

Чапаевск. Дворец культуры имени Горького
Чапаевск. Дворец культуры имени Горького

Как известно, в сталинское время расцвёл архитектурный стиль, который принято называть сталинским ампиром. Именно в таком стиле воздвигали в 1950-е годы, дворцы пионеров, дворцы культуры, музеи и даже бани. Особенно оживляют эти советские отрыжки палладианства невесёлый пейзаж советских райцентров и даже областных центров.  Естественно, что и Чапаевску выделили его долю красоты и величия.

На той же улице Орджоникидзе, совсем рядом с домом-коммуной можно увидеть и пример провинциального сталинского ампира, Дворец культуры им. А.М. Горького. Его начал строить в 1930-е годы ещё один номерной завод Чапаевска, завод № 102. Дворец культуры строили до начала Великой Отечественной войны.Естественно, что во время войны финансирование строительства прекратилось. Расконсервировали стройку только в 1953 году, а открыли дворец культуры 7 ноября 1956 года. И ведь до сих пор это – очаг культуры. Театра, правда в современном городе Чапаевске нет, в отличие от того положения, которое было в посёлке Иващенково сто лет назад.


Text.ru - 100.00%