публичный образовательный интернет-портал

Нужны ли нам мавзолеи?

03/05/2021
Как выглядел Мавзолей в Галикарнасе
Развалины древнего города Галикарнаса в современном Бодруме
Развалины древнего города Галикарнаса в современном Бодруме

Если читателю доведётся отдыхать на славном турецком курорте Бодрум, стоит ненадолго выйти из расслабленного состояния, вспомнить историю, и с удивлением узнать, что когда-то этот город назывался Галикарнас. После чего наверняка память подскажет, что здесь в древние ещё времена была воздвигнута монументальная гробница местного царя Мавсола (410 до н. э. – 353 до н. э.), которая прославилась, как одно из семи чудес древнего мира. А прославившись сама, эта гробница увековечила имя того, кто был в ней похоронен. По царю Мавсолу все величественные надгробные сооружения стали называть мавзолеями.

Если местные затейники сагитируют читателя на экскурсию по городу, стоит соглашаться. Сам мавзолей на том месте, где он стоял, конечно, не уцелел. Правительство Турции хочет восстановить это величественное сооружение, но конкретные сроки пока не названы.

Однако полюбоваться сверху на то, как правильно древние греки строили свои города стóит. Будучи опытными мореплавателями, они мастерски использовали как ближние острова, превращая их в форпосты, так и местную береговую линию. В каждом городе было, как правило две бухты: одна для прибывших чужих кораблей, а другая, прикрытая от посторонних глаз для своих судов. Здесь же, обычно, находились и верфи.

Сам мавзолей не сохранился по двум причинам. Во-первых, из-за серии землетрясений, которые к началу 15-го века разрушили постройку до основания. А во-вторых, из-за крестоносцев, завоевавших в 15 веке Галикарнас. Рыцари построили для охраны гавани Замок Святого Петра. При строительстве укреплений они использовали каменные фрагменты мавзолея, всё ещё сохранившиеся на том месте, где это чудо света стояло. Само нынешнее название города, Бодрум, происходит от латинского названия замка, Petrum, как его услышали завоеватели-турки.

Сталин строит Мавзолей для Ленина
Сталин строит Мавзолей для Ленина

Вернувшись с экскурсии, можно со вкусом посидеть под тентом и, прихлёбывая прохладное здешнее вино, поразмышлять о том, для чего люди строят мавзолеи, этакие огромные гробницы. Ответ очевидный. Всякое более или менее крупное сооружение над чьей-либо могилой – знак памяти живых и для живых. Во-первых, мы хотим помнить некоего великого человека. А во-вторых, власть имущие не хотят, чтобы мы этого человека забыли, поскольку претендуют на его наследство и наследие.

Мавзолеев по миру разбросано множество. Они есть на всех континентах, кроме Антарктиды. Но так уж сложилась история, что в русском языке слово «мавзолей» приобрело особое значение. Это слово даже пишут с большой буквы, когда имеют в виду его особенное значение. Насколько помню, даже в советских букварях это слово было одним из первых на букву «М». Мама (которая мыла раму) и Мавзолей (который в Москве на Красной площади рядом с Кремлёвской стеной). Который Мавзолей Ленина.

По идее (ради которой и жили великие революционеры вроде Ленина) смерть ставила точку, и думать о том, что будет после смерти, было по меньшей мере, глупо. Ленин уж точно не думал о том, что над его гробом возведут какое-то сооружение без окон, отчётливо адресующееся к ступенчатым пирамидам Ближнего Востока. Надежда Крупская, которая была не только супругой вождя, но и человеком его поколения и его воспитания, тоже высказывалась против такого увековечивания.

Статуя Мавсола из Галикарнаса
Статуя Мавсола из Галикарнаса

Но те, кто после Ленина унаследовали власть и силу, решили по-другому. Архитектор Алексей Щусев, которому поручили возвести Мавзолей Ленина на Красной площади, воплотил идею вечной памяти в нескольких поставленных друг на друга кубах, поскольку в архитектуре куб – символ вечности.

Заметим, что это символ европейской архитектуры. Азиатские мавзолеи, самый известный среди которых – Тадж-Махал, были увенчаны куполом. Это – и другое отношение к смерти и иная трактовка вечности.

Мавзолей Ленина стал в некотором смысле священным каноном среди коммунистов.  Во-первых, повелось считать высшей степенью уважения бальзамирование трупа и выставление его на всеобщее обозрение. Здорово повезло Георгию Димитрову (1882 — 1949), Чойбалсану (1895 —1952) и Клементу Готвальду (1896 — 1953). После кончины их забальзамировали и поместили в разного рода мавзолеи в столицах Болгарии, Монголии и Чехословакии соответственно. Мавзолеи эти в той или иной степени копировали Мавзолей на Красной площади, который, как уже было сказано, стал своеобразным коммунистическим похоронным каноном. Гораздо позже таким же образом и в похожих сооружениях похоронили Хо Ши Мина (1890 — 1969) во Вьетнаме и Мао Цзэдуна (1893 — 1976) в Китае. В дальневосточных культурах бальзамирование тела умершего воспринимается более терпимо, нежели в европейских. Более того, Мао забальзамировали китайские специалисты, опыт которых в этом деле, думается, на несколько порядков превышает опыт тех медиков, что суетились и суетятся вокруг ленинского тела.

Европейские же коммунистические мавзолеи после расставания с идеей построения коммунизма в 1990-е годы опустели. Всех постояльцев захоронили традиционным для соответствующей страны образом. Мавзолеи в Софии и в Улан-Баторе разрушили. В Софии бывший мавзолей Димитрова был выстроен в высшей степени качественно. Его удалось взорвать только с пятой попытки! Тело Клемента Готвальда лежало в траурном зале Национального памятника на пражском холме Витков. Памятник, посвящённый Яну Жижке, естественно, рушить не стали.

Если Ленин не задумывался о судьбе своего тела после смерти, то Гитлер, считавший себя человеком, разбиравшимся в архитектуре, очень даже об этом думал. Его вдохновила гробница Наполеона в соборе парижского дома Инвалидов, которую он посетил после взятия Парижа в 1940 году. Вместе с архитектором Германом Гислером в начале 1940-х годов он создал эскиз собственного мавзолея: гигантский куб с куполом, который должен был стать пристройкой к штаб-квартире нацистской партии в Мюнхене. Вряд ли фюрер вдохновлялся творением Щусева, но от европейской архитектурной традиции с её символом вечности в виде куба, ему бежать не удалось.

Впрочем, Бог обладает чувством юмора и к тому же не любит, когда ему рисуют красивые планы красивого будущего. Адольфу Гитлеру мавзолей не понадобился. Никакой. Труп фюрера сожгли его помощники во дворе рейхсканцелярии. А то место, где планировалось создать торжественный и скорбный зал памяти, можно увидеть, посетив Мюнхен.  Его традиционно не застраивают, как площадку, оставшуюся на центральной площади Софии после того, как с неё выкорчевали мавзолей Георгия Димитрова.  


Text.ru - 100.00%