публичный образовательный интернет-портал

Как Давид Лейбович построил «Давидку»

24/03/2021
Миномёт «Давидка». Музей бригады «Гивати»
Давид Лейбович у памятника «Давидке» в Иерусалиме
Давид Лейбович у памятника «Давидке» в Иерусалиме

Парень, которому повезло

Дело было в далёком 1928 году в не менее далёкой Палестине, которая тогда считалась подмандатной территорией Великобритании. 

Что это означало? Мандатом называлось разрешение, которое Лига наций выдала Великобритании на управление Палестиной с тем, чтобы подготовить здесь условия для самоопределения двух народов, евреев и арабов и создать в этом месте двух национальных государств. Теоретически выполнение этой благородной задачи было возможно. Особенно для англичан, в то время уверенно управлявших своей огромной колониальной империей. А вот что получилось практически?   

Массовое возвращение евреев в эти края началось ещё в 19-м веке. Кто-то селился в Иерусалиме и в немногочисленных городах. Кто-то пытался осваивать нещедрую здешнюю землю. Земля эта могла прокормить, но для этого требовались навыки и опыт.  Поэтому одним из первых учебных заведений в Палестине стала агрономическая школа «Микве Исраэль» («Надежда Израиля»). Она была основана в 1870 году неподалёку от города Холон (что в переводе с иврита означает «песчаный»). 

В 1928 году «Микве Исраэль» была уже почтенным учебным заведением. При общей безработице в стране для молодого парня, совсем недавно прибывшего на пароходе в Палестину из СССР, устроиться преподавателем в эту славную сельскохозяйственную школу было большой удачей. Но ещё бóльшей удачей было для этого парня то, что он вообще вырвался из Советского Союза. Звали парня Давид Лейбович.

Что было до этого?

Давид Лейбович родился 28 января 1904 года в Сибири, в городе Томске. Томск находится довольно далеко от тех краёв, где евреи Российской империи жили компактно. Но в городе была еврейская община и начальная еврейская школа, хедер, в которую в детстве ходил юный Давид Лейбович. Его отец, Мордехай Лейбович, был золотопромышленником, а дядя со стороны матери, Шмуэль, возглавлял техническую лабораторию Томского университета, первого и единственного на то время университета в Сибири. Может быть, именно дядя привил Давиду любовь к технике. 

Отрочество и юность Давида Лейбовича пришлись на годы революции и гражданской войны. Вскоре после окончания гражданской войны он окончил местный политехникум и получил диплом геодезиста, дававший надежду на приличную работу при любой власти. В начале 1920-х годов Лейбович участвует в экспедициях Академии наук в Монголию, а также изучает угольные недра будущего Кузбасса. Неплохое начало биографии для нормального советского молодого человека.

Сибирские корни иерусалимского «Давидки»

Впрочем, Давид Лейбович не был нормальным советским молодым человеком, потому что с 13 лет участвовал в различных сионистских организациях. Советская власть деятельность, направленную на построение еврейского государства в Палестине, считала буржуазным национализмом и по мере сил с ней боролась. Сил было много. По крайней мере, из Томского политехнического института, куда Лейбович поступил, его отчислили за сионизм.

Нет худа без добра. У Лейбовича появился повод покинуть Сибирь и уехать в Крым. Туда Давид Лейбович поехал совсем не для прогулок по Южному берегу. В северной, пустынной, части Крыма, жаркой и безводной, было устроено несколько коллективных хозяйств, в которых сионистская молодёжь в трудных условиях занималась сельским хозяйством с прицелом на дальнейшее освоение Земли Израиля, тоже жаркой и безводной. В одном из таких хозяйств, которое называлось «Тель-Хай» Давид Лейбович работал с 1924 года. 

Почти все сверстники Давида Лейбовича по «Тель-Хаю», не сумевшие сбежать из СССР, чуть позже попали в лагеря за сионистскую деятельность и в большинстве своём погибли. Репрессивные органы крепли и зверели.

«Давидка» – музейный экспонат
«Давидка» – музейный экспонат

В 1926 году Давид Лейбович получил разрешение британских властей на въезд в Палестину, но советские власти выезд ему не разрешили. В январе 1927 года Лейбович пытается нелегально перейти с несколькими друзьями в Румынию, чтобы оттуда уехать в Палестину. Операция не удалась. Один из друзей погибает от огня румынских пограничников, другого схватили пограничники советские. Давиду же удалось сбежать. 

Он пробирается в Москву, где пытается легально получить паспорт для выезда. Паспорта он не получил, а вот Красная Армия мобилизует Давида и отправляет его солдатом в Курск. Давид сбегает оттуда и возвращается в Москву, чтобы во что бы то ни стало добиться разрешения на эмиграцию. Это был серьёзный риск. В случае неудачи Лейбович становился для советской власти дезертиром со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но на этот раз всё получилось. При помощи Политического Красного Креста и при личном содействии Екатерины Пешковой молодой сионист получил, наконец-то, паспорт на выезд в Палестину «без права возвращения на территорию СССР». Челюсти крокодила разжались, и Давид Лейбович не замедлил этим воспользоваться. 27 марта 1927 года он отплывает из Одессы в Яффо. Первая серия его приключений завершилась удачно.

Что было после этого? 

С 1928 года Давид Лейбович числится учителем в школе «Микве Исраэль». Быстро освоив иврит, он преподаёт в школе технические дисциплины. Он – хозяин всего железа и повелитель всех станков в агрошколе. А ещё под его руководством в «Микве Исраэль» начинает действовать цех по производству оружия для частей еврейской самообороны «Хагана». В мастерской сельскохозяйственной школы освоили производство ручных гранат. 

Один из миномётов Лейбовича
Один из миномётов Лейбовича

До более тяжёлого оружия дошло дело, когда в 1948 году вспыхнула Война за независимость государства Израиль. Давид Лейбович предложил бойцам «Хаганы» использовали в боях против арабских военных отрядов миномёты. Миномёты эти тоже собирали в мастерской «Микве Исраэль» из всякого железного лома. Но эта самодельная артиллерия уже в первых сражениях показала себя вполне достойно. Мины летели со страшным шумом и визгом, так что главный поражающий эффект был психологическим. Миномёт назвали по имени конструктора, «Давидкой» 

Вечером в субботу 13 марта 1948 года при атаке деревни Абу-Кабир миномёт «Давидка» был применён впервые. Арабские вооружённые отряды разбежались, и деревня, контролирующая дорогу из Тель-Авива на юг была захвачена без жертв. В ночь на 21 апреля того же 1948 года «Хагана» применила «Давидку» в боях в Хайфе. В мае 1948 года благодаря этому миномёту город Цфат был спасён от захвата наступающими войсками соседних арабских государств и неминуемой затем резни. Снова сыграл роль психологический фактор. Хотя в те давние годы Интернета ещё не было, но слухи о страшных атомных бомбах, которыми были уничтожены два японских города, по миру уже ходили. Как были устроены атомные бомбы никто, конечно, не знал. Но в том, что хитроумные евреи могут такие построить, арабы не сомневались. Когда после первого выстрела «Давидки» (который, напомним, сопровождался ужасным шумом), неожиданно загремел гром и прошёл дождь, наступавшие арабы решили, что евреи применияют против них убийственное атомное оружие, и разбежались. Цфатское чудо, не иначе! Теперь понятно, почему самодельный миномёт поставлен в Цфате, как памятник Войны за независимость Израиля. 

Такой же памятник установили и в Иерусалиме, где бойцы «Хаганы» также применяли миномёт «Давидка». Площадь, на которой этот памятник поставлен, называется площадью «Давидки». Неплохо, согласитесь, когда твоим именем называют площадь в столице!

Конструктор Давид Лейбович, имя которого превратилось в название миномёта, прожил ещё долго. Он не стал конструктором-оружейником и не совершенствовал израильскую артиллерию, которая началась с его смешного детища, «Давидки». Впрочем, он и не хотел себе такой карьеры. Он хотел быть свободным человеком в своей стране, как поётся в гимне государства Израиль. И эту мечту, несмотря на все трудности, он осуществил.


Text.ru - 100.00%