публичный образовательный интернет-портал

Актуалии Михаила Евграфовича. Опыт рецензии

11/02/2021
Помпадуры и помпадурши

Есть в русской литературе несколько писателей настолько национальных, что их практически не переводят на иностранные языки. За рубежами России имена И. А. Крылова, А. Н. Островского или М. Е. Салтыкова-Щедрина практически неизвестны.

Почему? Потому что их произведения слишком завязаны на специфические реалии русской жизни. 

«Дедушка» Крылов был одним из тех, кто создавал современный русский язык. Сами по себе сюжеты его басен не так уж и интересны. Тем более, что многие из них – пересказ басен Лафонтена, а то и Эзопа, а значит, их сюжеты известны всем образованным людям Европы. Стихию же того бойкого, живого, народного языка, которым излагаются эти всем известные сюжеты, переведя, не передашь. 

Желающие могут проверить это на примере таких близких языков, как русский и украинский. Сюжеты многих басен украинского «байкаря» Леонида Ивановича Глебова (Леонід Іванович Глібов; 1827 — 1893) русскому читателю понятны (например, та же «Щука» И. А. Крылова), да и многие украинские слова перевода почти не требуют. А вот звучит эта известная история совсем по-другому. Перевести-то эту басню на русский можно. Вот только зачем? Вся прелесть её – в украинском языке.

И с драматургом А. Н. Островским тоже проблема. Чтобы его прекрасно сделанные пьесы заблистали для зарубежного театрального зрителя, ему, этому зрителю, нужно пересказать ещё и толстенный пласт русской жизни, связанный с купечеством. А реалии тех времён уже не понятны и современному русскоязычному школьнику.

Аналогично, и произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина требуют объяснений, хотя язык их понятен, и к тому же они сохраняют свою актуальность уж скоро как 150 лет. Именно эта непреходящая актуальность требует обширного объяснения. Как так получилось, что столько времени прошло, а ничего не изменилось? Нет, технический прогресс берёт своё: автомобили, мобильники, социальные сети… Но способы, которыми взаимодействуют между собой люди, а главное, начальство и подчинённые остались пугающе неизменными. Хотя, казалось бы, должны измениться. Ведь эти отношения ужасно подвижны.

Но нет же, нет! Вот, к примеру, книга «Помпадуры и помпадурши». Название говорящее и с очевидностью отсылающее к фаворитке Людовика XV, маркизе де Помпадур. Это французское имя оказалось удачливо созвучным с такими русскими словами, как «помпезность» и «самодур». Их скрещение породило такое чудо гибридизации, как «помпезный самодур». 

Помпадуры Салтыкова-Щедрина – это неизбывное русское начальство: высшие чиновники 1860-х – 1870-х годов. Чиновники, как правило, на уровне губернатора, управляющие самыми разными русскими губерниями. Губернии разные, но процесс управления у всех помпадуров не сильно отличается. Помпадурши же – это фаворитки начальников. Не жёны, не содержанки, но местные дамы, пришедшиеся по нраву и потому имеющие неограниченное влияние на властительных помпадуров, и обращающие это влиятие себе на пользу. Точь-в-точь, как мадам де Помпадур оказывала влияние на Людовика XV, даже уйдя из его постели.

Относительно небольшая книга, написанная ого-го когда, читается с интересом. Во-первых, потому что написана не без едкости и прекрасным русским языком, на удивление современным. А во-вторых, даёт себя знать упомянутая уже актуальность Салтыкова-Щедрина. Становление и уход четырёх начальников интересно проследить и сейчас. Ясно, что в наше время многое изменилось, но что-то главное осталось неизменным.

В книге пять частей. В первой – как раз процесс перехода помпадурши Надежды Петровны Бламанже от одного, ушедшего, губернатора, к другому, пришедшему. Нельзя сказать, что героиня на протяжении рассказа остаётся неизменной. Нет, она изменяется, и в худшую сторону. И в худшую же сторону она меняет и судьбы подчинённых своего помпадура. Твёрдой рукой и нимало не сомневаясь

Во второй части мы наблюдаем уже становление помпадура. Милый мальчик и умеренный либерал (а может быть, даже либерал-демократ) взрослеет и борзеет. В смысле, становится совершенным псом.

Герои, о которых рассказано в третьей части, особачиваются ещё больше. А в четвёртой части мы видим даже вполне приличных начальников-помпадуров и их помпадурш (куда уж без них?) Эти ребята даже некоторое уважение вызывают.

Ну, а пятая часть, которая называется «Мнения знатных иностранцев» грустна и обидна для русского чиновничества. Взгляд как бы со стороны, но в точку. Один иностранец, из европейцев, приходит к выводу о существовании в России особого сословия — помпадуров, главное назначение которых – нарушать общественную тишину и сеять раздоры. Другой же иностранец, азиат, радуется тому, что народа в России нет, а есть только помпадуры. «Ай-ай, хорошо здесь в России!»


Text.ru - 100.00%