публичный образовательный интернет-портал

Вот тебе и Шлиппенбах!

1346 13/06/2023
Тэги: #цветы
Рододендрон Шлиппенбаха
Розовый гибискус, национальный цветок Южной Кореи
Розовый гибискус, национальный цветок Южной Кореи

Цвет нации

Южная Корея – страна процветающая и цветущая. Везде огромное количество цветов.

Кстати, о цветах. Как во многих уважающих себя державах, в Южной Корее установлен национальный цветок. В наших краях он называется розовый гибискус, а по-корейски мугунхва. Изображение этого цветка можно встретить везде, а самое главное, на государственном гербе.

Цветок гибискуса очень нежный. Он цветет всего лишь несколько дней, а потом опадает. И тут же на месте прежнего цветка начинает распускаться новый. Таким образом, гибискус всё время в цветах. К тому же это растение очень выносливое и неприхотливое. По этой причине гибискус и выбрали в Южной Корее в качестве национального символа.

В Северной же Корее в качестве национального цветка выбрано другое растение, магнолия. Под желание отличаться от южного соседа и в этой области было подложено железное обоснование. Магнолия объявлена воплощением великого вождя Ким Ир Сена в растительном мире. К тому же магнолия цветёт на всех континентах планеты, как расцветает по всей земле великое учение чучхе.

Товарищу Сталину такое и не снилось

Более того, в Северной Корее великому вождю (вернее, двум великим вождям) посвящены целых два вида цветов, названных их именами, кимирсения и кимченирия. Кимирсения – симпатичная лиловая орхидея, с которой великий вождь и уважаемый товарищ Ким Ир Сен впервые столкнулся в 1964 году в Индонезии в саду президента Сукарно. Только историки вспомнят сейчас о том, что был такой друг великого Советского Союза и не менее великой Северной Кореи.  Сукарно заметил, что друг Ким запал на этот цветочек. А поскольку тот сорт орхидей был выведен специально для него совсем недавно и не имел ещё названия, щедрый Сукарно предложил назвать цветок кимирсенией. Орхидею имени Ким Ир Сена перевезли в Северную Корею и благодаря стараниям цветоводов, она начала цвести именно в месяц рождения Ким Ир Сена. 

Корейский значок с портретами лидеров
Корейский значок с портретами лидеров

С кимченирией получилось по-другому. Этот цветок бегонии с ярко-красными соцветиями вывел в 1988 году японский селекционер Мототеру Камо, потратив на это целых 20 лет. И вот 16 февраля 1988 года, в день 46-летия Ким Чен Ира, он подарил тому выведенный цветок. Который, естественно, назвали именем Любимого Руководителя. Такой титул был у Ким Чен Ира. Не перепутайте, в Северной Корее у каждого вождя – свой титул! И не дай бог в этом титуловании ошибиться! Подарок должен был символизировать дружбу между Северной Кореей и Японией, вещь по своей абстрактности и плодотворности схожую с идеями чучхе.  

Надо сказать, что отец и сын Кимы – в смысле ботанической эпонимии составляют некоторое исключение. Кроме них ни один из крупных политических деятелей двадцатого века не был удостоен того, чтобы его именем назвали какое-нибудь растение или цветочек. Или же не считали подобное увековечивание достойным своих великих заслуг.

Японский ботаник-чучхеист обещал, что кимченирия должна распускаться каждый год 16 февраля. Это день рождения Ким Чен Ира, который в Северной Корее является одним из национальных праздников и называется красиво, «День сияющей звезды».  Идеи чучхе всесильны, потому что они верны. 16 февраля цветут все кимченирии, отмечая своим цветением весёлый этот праздник. Выставки расцветших кимченирий проводятся в этот день по всей стране и всё вокруг становится ярко-красным.

Кимирсения
Кимирсения

Но, как известно, природа по календарю не живёт. Северокорейские начальники требуют от садовников, чтобы цветок кимченирии расцветал ровно 16 февраля. Поэтому садовники, которые выращивают сакральные цветы в теплицах, согревают воздух, чтобы подстегнуть цветение и привязать его к нужной дате. Иногда случаются перебои, например, в снабжении теплиц дровами. Если задание партии по цветению кимченирии срывается, исполнителям грозят серьёзные неприятности. По обвинению в халатности их могут осудить и на шесть месяцев отправить в исправительно-трудовой лагерь.  Конечно, это не десять лет без права переписки, но и подобные облегчённые репрессии не радуют. Тем более, что вышестоящие чиновники, никакой ответственности за состояние этих теплиц не несут. За всё расплачиваются пресловутые стрелочники.

Вестник весны

Впрочем, что мы всё о грустном? Давайте лучше возвратимся на юг Корейского полуострова. Там повеселее. Особенно весной, когда расцветают тысячи цветов. Первые среди них по красоте – это азалии, а также рододендроны и сакура.

Сакура – это дикая вишня, которая расцветает красивыми розовыми цветами едва ли не в один день. Хороша сакура только своим красивым и дружным цветением: плоды у неё мелкие и несъедобные. Но японцы – великие мастера церемоний и медитации, разработали целый ритуал любования цветами сакуры, чем прославили её на весь мир. Корейцы тоже любуются цветом сакуры, хотя без излишнего пафоса.

Рододендроны, как считают ботаники, являются уроженцами Восточной Азии: Кореи, Японии, Китая и Тибета. Здесь огромное количество самых разных видов этих растений: и карликовых, которые растут высоко в горах, практически на голых скалах, и крепких растений высотой до 5 метров, которые обжили влажные склоны долин рек и ручьёв и выглядят, как настоящие деревья. В отличие от сакуры, рододендроны завоёвывают сердца не массовостью цветения, а красотой каждого цветка. Азалия – это один из видов, входящий в род рододендронов.

А самым красивым видом этого рода является рододендрон Шлиппенбаха. Хотя Корея – центр произрастания этого вида, мало кто думал о местных жителях в те давние годы, когда рододендрон Шлиппенбаха был здесь обнаружен и изучен (а произошло это в 1855 году). Открытое растение назвали, как положено, именем первооткрывателя, хотя выговорить длинную немецкую фамилию корейцам не удаётся никак. Поэтому они называют этот рододендрон просто «королевской азалией», но переименовать его не требуют. Международная система классификации растений работает так, что переименовать уже установленный учёными ботанический таксон невозможно.

Кимченирия
Кимченирия

Русские Шлиппенбахи

Таким образом имя Александра Егоровича Шлиппенбаха (1830 – 1903) прославлено навсегда благодаря красивому дальневосточному цветку. А кем же был он сам?

А был он потомственным моряком, потому что его отец, Егор Антонович Шлиппенбах (1783 — 1830) тоже был офицером российского флота и даже умер в плавании, на острове Мальта, важной крепости посреди Средиземного моря. Здесь же он и был похоронен.  

Александр Егорович Шлиппенбах стал гардемарином в 15 лет, а через год, закончив учение в Морском кадетском корпусе, начал службу на Балтийском флоте.

В 1849 году молодого мичмана Шлиппенбаха назначили в миссию вице-адмирала графа Е. В. Путятина. Это был момент, когда Япония стала открываться миру, и Россия решила установить дружественные отношения с новой, хотя и очень древней, страной. С этой целью в Японию было решено отправить фрегат «Паллада», в состав экипажа которого был включён и Александр Шлиппенбах, в конце марта 1852 года произведенный в лейтенанты.

Фрегат «Паллада» и его визит в Японию
Фрегат «Паллада» и его визит в Японию

Фрегат – крупный корабль, и с визитом в Японию он шёл не один. Его сопровождала шхуна «Восток», старшим офицером на которую в октябре 1852 года был назначен лейтенант Шлиппенбах. 7 октября 1852 года фрегат «Паллада» покинул Кронштадт.

Два месяца корабли провели в английском Портсмуте на ремонте. Собственно, плавание в Тихий океан началось в январе 1853 года. Путь был далёк, через половину глобуса: вокруг Африки, через Индийский океан в Тихий, к восточной оконечности Азии. 10 августа 1853 года русские корабли прибыли в Нагасаки, единственный японский порт, открытый для иностранцев. Здесь на время ведения переговоров, вплоть до 7 ноября 1853 года, у фрегата «Паллада» была длительная стоянка. Затем с 11 ноября и до 22 декабря в переговорах наступил перерыв. За это время фрегат «Паллада» и шлюп «Восток» побывали в Китае и на Филиппинах, обследовали берега Кореи и недавно приобретённого Российской империей Приморского края. В ходе этой морской экспедиции лейтенант Шлиппенбах среди прочего исполнял должность коллектора, то есть собирал гербарий местных растений.

Шхуна «Восток» в мае 1854 года оказалась у берегов Кореи. Здесь Александр Егорович Шлиппенбах обнаружил неизвестный науке вид рододендрона. Вместе с другими образцами местной флоры их отправили в Санкт-Петербург, где засушенные растения, привезенные с Дальнего Востока, были изучены академиком К. И. Максимовичем. Знакомство Шлиппенбаха и Максимовича состоялось во время рейса шлюпа «Восток» к берегам Приморского края.  Академик Максимович подтвердил: Александр Шлиппенбах обнаружен новый вид растения, которое было названо рододендроном Шлиппенбаха (Rhododendron schlippenbachii). Так в возрасте 25 лет от роду лейтенант Шлиппенбах попал в историю биологической науки. А на российском флоте он служил до 1864 года, потом был переведен с статскую службу, с которой уволился в 1881 году в чине генерал-майора.

Как Пушкин с Бакуниным спасли Шлиппенбаха

Вообще семейство Шлиппенбахов несколько раз «засветилось» на страницах истории государства Российского. Родоначальником русской ветви этого немецкого рода был генерал Вольмар Антон фон Шлиппенбах, служивший шведскому королю Карлу XII и взятый русскими в плен во время битвы при Полтаве. Александр Пушкин в поэме «Полтава» отразил этот момент звонкими стихами:

Пальбой отбитые дружины,

Мешаясь, падают во прах.

Уходит Розен сквозь теснины;

Сдается пылкий Шлиппенбах.

В чём состояла пылкость Шлиппенбаха – вопрос к Пушкину. Он был поэт, он так видел. Но свойство поэзии Пушкина таково, что любое слово, хотя бы раз употреблённое им в стихах, навсегда записывается в словарь русского языка. Такая история произошла, к примеру, со словом «боливар». Кто из читателей сможет вспомнить, как выглядела эта широкополая шляпа из соломы, которую принято было носить в Южной Америке? Однако все помнят, что, надев этот самый боливар, «Онегин едет на бульвар». Вот и Вольмар Антон фон Шлиппенбах, который через три года после пленения перешёл на службу русскому царю Петру I, остался в памяти тех, кто читал «Полтаву» пылким. Что, кстати, спасло жизнь одному из его дальних потомков.

В 1941 году, после начала войны, Анна Михайловна Шлиппенбах получила повестку из НКВД. Следователь сообщил, что её и сына, как лиц немецкой национальности и бывших дворян выселяют из Ленинграда. В городе трёх революций Шлиппенбахам не место. Женщина же, увидев, что следователь производит впечатление человека образованного сказала, что их давний предок участвовал в Полтавской битве, о чем и Пушкин написал. Следователь задумался, что-то вспомнил (наверное, то самое «Сдается пылкий Шлиппенбах») и отпустил её и сына Николая домой. Спасибо Пушкину, спас! Помог и другой знаменитый предок. Девичья фамилия матери была Петрункевич-Бакунина. А Михаил Бакунин был революционером. Так что он вместе с Пушкиным, поднапрягшись, вытащил внучку и правнука Николая из объятий карательных органов.

Из большого числа потомков «пылкого Шлиппенбаха» за годы советской власти уцелел именно Николай. С началом войны его с матерью эвакуировали из Ленинграда в Таджикистан. В дороге мать умерла, а мальчик работал в Таджикистане. В Ленинград он вернулся после снятия блокады, в чём ему помог академик В. Вернадский, товарищ его дедушки по линии матери. Николай Шлиппенбах, не менял доставшуюся ему от давнего предка нерусскую фамилию, стал журналистом, приятельствовал с Сергеем Довлатовым и работал редактором многотиражки в Сестрорецке.


Text.ru - 100.00%