публичный образовательный интернет-портал

Мелочь, а приятно

22/09/2020
Части слова: приставка, корень, суффикс, окончание

Суффикс – мелкая, казалось бы, часть слова: всего-то одна-две-три буквы.

Размер имеет значение? Как бы не так! Маленький суффикс делает в русском языке важнейшее дело – творит новые слова. Добавление после корня нескольких букв создаёт новое слово, немного изменяя основной смысл этого самого корня.

Немного, но существенно. При этом изменённое значение корня наполняется новым, иногда неожиданным, смыслом. Примеров тому тьма. Вот несколько навскидку.

Герой весьма известной срамной поэмы, приписываемой поэту Ивану Баркову, недаром носит фамилию похожую на «Голенищев». Ибо суффикс «-ищ-» любому достоинству добавляет величия и мощи.

Но суффиксы срабатывают и в другую сторону. От грустной «печали» отпочковывается нежная и смешная «печалька», а колдовской «гламур» разом превращается в унижающее прилагательное «гламурненько», тоже по-своему смешное слово.

Знаменитое же на весь мир слово «коммунизм», обозначающее понятие настолько величественное, что за сто лет его так и не удалось нигде воплотить в жизнь, издевательский суффикс превращает в глагол не то чтобы неприличный, но очень сильно похожий на матерное ругательство, «скоммуниздить».

От такого вот совмещения великого и смешного образуются мемы. Причём суффиксы в этом процессе, как видим, играют важную роль.

Кстати, в русском словотворчестве только что упомянутый суффикс «-изм-» играет очень производительную роль. С его помощью создано множество эпонимов, то есть имён нарицательных, которые образуются от имён собственных. Приставь суффикс «-изм-» к имени любого мыслителя, учёного или политика – и готово учение или политическое движение. Фрейдизм, дарвинизм, маоизм, махизм, садизм и мазохизм... И вот на месте безродной космополитки генетики появляется могучее вражеское учение вейсманизм-морганизм, с которым справиться под силу только такому гиганту мысли, каким был народный академик Лысенко. От его фамилии тоже был образован эпоним, и тоже с помощью суффикса. Правда, субтильный европейский суффикс «-изм» тут не справился, и на замену ему пришёл могучий отечественный «-вщин-»: лысенковщина. Во как!  

В общем, роль суффиксов важна, и работы у суффиксов много. В русском языке их насчитывается около 35 – 40, и все на своём месте. Каждый суффикс выполняет свою работу, образуя слова определённого типа.

Вот, скажем, один из таких маленьких работяг, суффикс «-к-». Какая работа при словотворении возложена на него?

Во-первых, суффикс «-к-» – главный феминист русского языка. Слова мужского рода он превращает в слова женского рода. Был «студент» – станет «студентка», был «футболист» – станет «футболистка». Не всегда такое превращение получается. «Кошка»  всё же не «котка», а  «авторка» или же «дирижёрка» всё ещё вызывают споры у строгих охранителей русского языка. В родственном же украинском всё разрешено: женщина может быть и «товаришка», и «сенаторка», и даже «президентка».

Кроме того, с помощью суффикса «-к-» образуются названия орудий и инструментов, осуществляющих какое-нибудь действие («свечка», «печка», «расчёска»), а также название самого действия («попытка» не «пытка», как говаривал в анекдоте Иосиф Виссарионович).

Сейчас нас интересует роль суффикса «-к-» в словообразовании эпонимов, то есть в превращении имён собственных в имена нарицательные. Поэтому возвратимся к первой из упомянутых его ролей, а именно, к превращению слов мужского рода в слова рода женского.

Чисто подсознательно мы считаем, что мужчина крупнее женщины. Поэтому суффикс «-к-», изменяя род слова с мужского на женский, играет ещё и роль уменьшительную и сократительную. Вместо «гречневая крупа» – «гречка», вместо «многоэтажное здание» – «многоэтажка». Правда, и словосочетание становится короче и проще оно произносится?

Слова «маленький» и «миленький», хоть и не однокоренные, но созвучные. Поэтому новые слова, образованные добавление суффикса «-к-», кажутся нам не только женственными, но и милыми, которые, слетая с языка, доставляют удовольствие произносящему. «Газировка» гораздо вкуснее, чем «газированная вода», а жить на «Ленинградке», кажется, куда как приятнее, чем на «Ленинградском шоссе».

Вообще топонимы, особенно топонимы городские, можно смело назвать ареалом обитания суффикса «-к-». По всем перечисленным выше причинам: сокращение, уменьшение, умиление, русские топонимы легко и с охотой включают в себя этот суффикс. Опять же навскидку, вспомним несколько московских или питерских топонимов: Петровка, Шаболовка, Таганка, Усачёвка, Третьяковка, Мойка, Фонтанка, Апрашка. Даже плохо произносимая Дангауэровка слетает с языка легче, чем Даунгауэровская слобода! Естественно, одно слово лучше двух.

В некоторых случаях, уменьшительный суффикс «-к-» становится унизительным, придавая слову значение по-барски презрительное: Прошка да Петрушка, Палашка да Парашка. Царь Иван IV, обозлившись на митрополита Филиппа, который в своих посланиях пытался вразумить грозного государя, обзывал эти послания «Филькиными грамотами».

Но уменьшительный суффикс – это не всегда признак унижения. Он может свидетельствовать и об  умилении. Мой приятель женат ого-го сколько лет, а жена для него всё равно Наташка. Но сколько при этом любви и преклонения в его голосе! Супруга по-прежнему для него прекрасная дама. Честное слово, завидно!

Такая же уменьшительно-умилительная смесь любви и почитания свойственна студентам, когда они говорят о своём учебном заведении, своей альма матер, матери-кормилице, если перевести это слово с латыни. Многие студенты (а иногда и преподаватели) награждают высшие учебные заведения, в которых им выпало счастье (?) учиться забавными неофициальными прозвищами. Прозвища эти часто образованы из официального названия университета с помощью всё того же могучего суффикса «-к-». А если университету официально присвоено имя какого-нибудь великого деятеля, то образовывается ещё один эпоним. Прославляемое официально имя превращается в ласковую, почти интимную, кличку.

В далёком 1930-м году Московскому высшему техническому училищу было присвоено имя революционера Н. Э. Баумана (1873—1905), который в 1905 году был убит на улице неподалёку. Очень скоро длинное официальное название по моде тех лет было заменено на сокращение: МВТУ им. Баумана. Студентам же и это сокращение показалось длинным; они урезали его до «Бауманка». Точно так же московское музыкальное училище имени Гнесиных очень скоро стало «Гнесинкой». И хотя сейчас официальное название учебного заведения – Российская академия музыки имени Гнесиных, это всё равно «Гнесинка», любимая и почитаемая. Московские студенты-химики свою альма-матер обозвали Менделавочкой (привет Д. И. Менделееву!), а экономисты – «Плешкой». Трудно сказать, как повёл бы себя великий русский марксист Г. В. Плеханов, узнай он об этом. Может быть, улыбнулся бы в пышные усы, а может быть, возмутился бы подобному амикошонству.

Московская Сельскохозяйственная Академия им. К. А. Тимирязева стала «Тимирязевкой», а то и «Тимкой». Будущие актёры, студенты московских театральных вузов, урезали названия своих орденоносных театральных училищ, увенчанных именами великих М. С. Щепкина и Б. В. Щукина, до панибратских «Щепки» и «Щуки».

После этого даже немного удивляет, что студенты Российского государственного университета нефти и газа им. И. М. Губкина свою альма-матер называют совсем не «Губкой», и даже не «Губой», а «Керосинкой». Впрочем, так веселее.

В другом крупном студенческом центре, в Санкт-Петербурге, та же история. Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича называется «Бончем» почти официально. Так же, как художественный институт имени И. Е. Репина зовут «Репой» (а ведь это не хухры-мухры, а бывшая Императорская академия художеств!) А художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица по старой привычке всё ещё называют «Мухой». В последнем случае человек, не знакомый с советскими реалиями, удивится: почему «Муха»? Да потому, что после революции имя барона Штиглица с фронтона организованного им художественно-промышленного училища сняли, но учебное заведение продолжало существовать. В 1953 году ему присвоили имя скульптора В. И. Мухиной. И до 1994 года учебное заведение, где воспитывали советских гениев дизайна именовалось «Мухинским училищем». Ну, а дизайнеры – народ креативный, подсократили название ещё немного, пока не получилась «Муха».  


Полезные ссылки: 

  1. Словообразовательный словарь русского языка «Морфема» выделяет в слове все его части, в том числе, и суффикс
  2. Словарь русских суффиксов на Словороде. Суффиксарий русского языка.

Text.ru - 100.00%